8 (391) 22-33-733
Тех. поддержка:
noc@sibir-ix.ru
Главная
/
Блог
/
«Ростелеком» как зеркало экономической либерализации по-русски

«Ростелеком» как зеркало экономической либерализации по-русски

3 октября 2014, 12:59

Череда скандалов с инвестфондом Marshall Capital, до недавних пор рулившим «Ростелекомом», подошла к финалу — 10,7 процента «национального чемпиона» перешли в руки Аркадия Ротенберга. Основатель фонда Константин Малофеев со товарищи, по оценкам экспертов, положили в карман около полутора миллиардов долларов. Эта сумма настолько поразила воображение бизнес-сообщества, что в совет директоров «Ростелекома» тут же выстроилась очередь из более чем трех десятков кандидатов. Происходящее эксперты сравнивают с дележом шкуры неубитого медведя — ее куски котируются все дороже, хотя шерсть от этого не становится более густой. Размером этот зверь вроде бы немал: ведь появился на свет он в ходе операции по объединению более двух сотен предприятий связи по всем городам и весям. И должен был превратиться в единый холдинг с филиалами во всех федеральных округах — по образу и подобию европейских телекоммуникационных гигантов. Модель их бизнеса такова: подле Deutsche Telekom есть дочерняя структура — сотовый оператор T-Mobile, рядом c France Telecom — Orange. Связка — мощная государственная структура и рядом с ней крупный мобильный оператор — оказалась очень эффективной. Подобная конструкция должна была возникнуть и в России. Возможность совершить такой «квантовый скачок» была — прорабатывались варианты приобретения контрольного пакета одного из операторов «большой тройки» или Tele2.

Но в какой-то момент все пошло не так. Мечта о Руси электронной, широкополосной, на воплощение которой, собственно, и нацеливался «Ростелеком», как-то пожухла. Маржа постепенно превратилась в единственное мерило эффективности, развитие забуксовало. И в довершение всего профильный министр — представитель интересов государства в отрасли — публично обрушился с критикой в адрес компании. На этом фоне капитализация «Ростелекома» с каждым годом падает — сегодня она меньше, чем у участников «большой тройки». Так чем болен наш «национальный чемпион»? С этим вопросом «Итоги» обратились к авторитетным экспертам отрасли связи.

«Что может происходить в умирающей отрасли?»

Владимир Рожанковский, руководитель аналитического департамента инвестиционной группы «Норд-Капитал»:
— Владимир, говорят, что рыночный вес актива под названием «Ростелеком» сейчас невысок. Что-то плохо верится...

— «Ростелеком» не смог стать «голубой фишкой» подобно своим немецким или французским аналогам, на которые когда-то ориентировался.

В 2000—2009 годах динамика акций «Ростелекома» была сходна с динамикой всего российского фондового рынка — бурный рост до кризиса 2008 года и резкое снижение после. Но если большинство акций российского рынка восстановили свои позиции, то «Ростелеком» — нет. Например, Сбербанк и «Роснефть» выросли в несколько раз, акции МТС — в 2—2,5 раза. А вот акции «Ростелекома» заморозились на уровне 100—150 рублей. Процесс консолидации региональных активов шел долго и мучительно, и удобный момент для мощной приватизации был упущен. Думаю, навсегда. Мне кажется, что никаких серьезных надежд наше правительство с «Ростелекомом» не связывает. Не исключаю, что этот актив будет вообще исключен из приватизационных списков.

— Но пакет Marshall Capital был продан за прекрасную цену...

— Константин Малофеев разошелся во взглядах с отраслевым министерством и очень удачно избавился от своего пакета. Именно избавился, потому что на свободном рынке его трудно продать. Да, акции были проданы с неплохой премией, потому что пакет по сути блокирующий, чем Малофеев периодически пользовался. Такие пакеты всегда продаются с хорошей премией, а у «Ростелекома» к тому же небольшая долговая нагрузка. И миллиардные активы, за управление которыми мажоритарный акционер, то есть государство, готов неплохо заплатить. Государство у нас щедрое, сильно не торгуется.

— Вы думаете, что пакет перепродаваться больше не будет?

— Возможно, Аркадий Ротенберг — промежуточное звено перед окончательной интеграцией пакета обратно в «Ростелеком». И думаю, что это произойдет быстро. Похоже, что есть стремление сделать этого мегаоператора некоей монолитной конструкцией, чтобы затем реанимировать его какими-либо новыми способами под новые задачи.

— Почему отраслевой министр сам не занимается реанимацией?

— Глава Минкомсвязи — деятельный человек, но с весьма ограниченными возможностями по продвижению своих идей. Как может, он пиарит свою деятельность. А мог бы ничего не делать. Ну скажите, чего такого существенного может происходить в умирающей отрасли?

— Так уж и умирающей!..

— То, на чем сейчас сфокусирован «Ростелеком», — умирающая модель. Во всем мире люди массово отказываются от фиксированной связи, потому что мобильная не дороже, зато удобнее. Межгород вытесняют Skype и IP-коммуникации. Традиционный телеком сегодня выживает за счет пакетирования с другими услугами, в первую очередь ШПД и HD TV. Конкуренция жесточайшая, но между крупными игроками. А у нас «Ростелеком» банально опоздал к интеграции с региональными кабельными сетями: их слишком много, разношерстная такая компания мелких фирмочек, договориться с которыми невозможно — у каждой свои шкурные интересы. Это как множество удельных княжеств, воюющих друг с другом. Каждый у себя в регионе занимает не больше 10—15 процентов рынка, а живут они за счет демпинга. Потому и зарплаты в них ниже, и качество услуг хуже. Теоретически «Ростелеком» мог бы их победить качеством, но собрать всех в один холдинг и вывести на рынок — задача почти неподъемная.

— Какой диагноз ставите «больному»?

— «Ростелеком» — это без пяти минут госкорпорация, что-то наподобие «РОСНАНО». Только в отличие от детища Чубайса ей еще предстоит найти себя в этой жизни. Для классического рынка телекома компания опоздала, спецсвязь — сегмент специфический, на нем много не заработаешь. Вполне вероятно, «Ростелеком» найдет свой путь где-то между ВПК и космосом.

«Из связи сделали финансовую пирамиду»

Александр Крупнов, президент Инфокоммуникационного союза, председатель Госкомитета РФ по связи и информатизации в 1997—1999 годах:
— Александр Евгеньевич, почему не удалось превратить совковый «Ростелеком» в аналог благополучной Deutsche Telekom?

— Смотрите: в 2010 году в «Связьинвесте» завершили объединительную реформу и стали думать, как выйти на IPO. А чтобы акции стоили подороже, взяли и сократили эксплуатационные затраты. Зарплаты электромехаников, которые там работали годами, упали, и они принялись скопом писать заявления об увольнении, качество услуг упало. Одновременно в угоду идее роста для финансирования выбираются те проекты, которые быстро приносят деньги — год, два, три максимум. При этом задача реальной консолидации региональных активов «Связьинвеста» так и не выполнена.

— Разве?

— Холдингу надо было заниматься не исключительно инвестициями, а новыми технологическими процессами, внедрением более совершенных инженерных систем. Уверяю вас, если актив хорошо развитый, привлекательный, финансисты сами прибегут. А когда вы в последний раз встречали в совете директоров «Связьинвеста» связиста? И в новом списке — в толпе юристов, финансистов, социологов и телевизионщиков — только под конец второго десятка появился глава «Гипросвязи». И это беда не только «Ростелекома», а всей отрасли связи. Вот пришел руководить «МегаФоном» новый человек. К связи он никакого отношения не имеет. И первое, что он сделал, — разогнал инженерные команды. Связисты, оказывается, больше не нужны, потому что теперь будем делать деньги на телепрограммах — пропускать ТВ по нашим каналам и зарабатывать деньги. Но чтобы это самое телевидение транслировать, соответствующую сеть нужно строить. Но так у нас в отрасли повелось — в компаниях каждые три-четыре года идет смена всего высшего состава: новые люди выстраивают новые модели бизнеса. Но неизменно одно — все они базируются на сокращении расходов и на всяких приемах, которые позволяют повысить капитализацию. Они пекутся о большой маржинальности и минимальном сроке окупаемости, а о системном развитии вообще не думают.

— Но разве мы не строим сети LTE?

— Сегодня работа идет абсолютно стихийно. Появились какие-то технологии четвертого поколения — ура! Будем ими заниматься! Еще что-то появится? Давайте этим заниматься! Никто не против и LTE, и идеи переносимости мобильного номера (MNP). Но перед тем как принимать какое-то решение, должны быть сделаны расчеты, вычислены ориентиры — где плохо, где хорошо, какие есть отрицательные моменты, какие могут быть риски. А этого не сделано. Так же и с LTE. Прокричали «Даешь LTE!». И пришли к проблеме.

— Кстати, что происходит с частотами, выделенными под LTE?

— Идут суды. Вот последнее решение — в течение пяти дней частоты отобрать. Ну как же так? Если частоты были выданы, оператор уже начал финансировать строительство сети! Мало того, если это судебное решение будет исполнено, более раннее решение о выдаче частот четырем крупнейшим операторам должно быть аннулировано. А ведь есть еще компании, также обиженные в части радиочастот и готовые судиться.

— Что в сухом остатке?

— В результате наша страна резко отстает от всего мира по количеству высокоскоростных каналов: у нас средняя ширина полосы пропускания международных каналов (это крайне важно в эпоху Интернета) в расчете на душу населения сегодня меньше 10 Мбит/с, а для современных мультимедийных услуг надо 100 Мбит/с. Магистральная «труба» объективно тесна нашей стране, ее надо увеличивать во много раз. Другой пример: в мире стоимость аренды 100 Гбит/с канала типа Китай — Стокгольм составляет не более трех тысяч долларов, а «Ростелеком» подобные объемы, например Хабаровск — Москва, продает за три миллиона долларов.

— Но ведь строительство таких каналов недешевое дело...

— Да, на это требуются огромные инвестиции, и они не будут окупаться быстро. Но почему на это идут другие страны? Например, занимаются дорогостоящей прокладкой подводных морских кабелей? Потому что теперь передать трафик из Гонконга или Пекина в Европу выгоднее, если идти по океану и входить в Европу через Красное море, чем с территории России. Такие проекты действительно имеют низкую маржу, но у них серьезные долгосрочные задачи — замкнуть на себя растущий мировой трафик. Тут речь идет не о росте капитализации одной операторской компании, а о дальновидной технологической политике государства. То же самое касается тарифов — у нас они порой раз в 20 дороже, чем в среднем по миру. Потому что вместо того, чтобы строить магистрали для передачи трафика через Россию из Азии в Европу и на этом зарабатывать, наши топ-менеджеры будут придумывать, на чем бы еще сэкономить, чтобы поднять стоимость акций. А случись что — продать свои акции подороже, и все. Из связи сделали финансовую пирамиду: вложил копейку, она подросла, и ушел с рублем. И речь вообще уже не идет о том, чтобы связь развивалась.

— Но разве может быть так: пришел человек с деньгами с улицы, купил солидный пакет «Ростелекома», поставил своего гендиректора и рулит?

— Что касается «Ростелекома», там есть крупная доля государства, и государство должно определять рулевого. А почему туда могут проникать разные люди? Бизнес слишком непрозрачен — может случиться что угодно: инвестировал деньги, построил сеть, а через пару лет к тебе придут с обыском. Это все отпугивает капитал, как иностранный, так и отечественный, несмотря на огромное количество очень привлекательных проектов.

— В чем же системная ошибка?

— Чего точно нельзя делать, так это менять линию поведения! Ничего ведь не изменилось в плане стратегических приоритетов отрасли, если в министерском кресле один человек сменил другого. И если уж назревают какие-либо изменения, то необходимо пересматривать саму концепцию развития отрасли.

— А она у нас есть?

— Нет, и в этом самая главная проблема. Что получилось со «Связьинвестом»? Сама идея консолидации была правильной, но ее нужно было постоянно развивать, привлечение инвестиций дополнять развитием технологий, услуг, маркетинга. Сегодня же маркетинговые исследования в отрасли вообще никого не интересуют. К чему это приводит? Ценность инженерного труда падает, мы становимся рабами зарубежных технологий и вместе с техникой получаем их маркетинговую составляющую. А своего собственного понимания, что делать и в какую сторону двигаться, у нас нет.

— Говорят, готовится революционный закон о связи.

— Никто не против. Действительно, мы существенно отстаем в регулировании. Но любой закон должен писаться на основе концепции развития. И чтобы не получилось, как со стратегией построения информационного общества, которую писали экономисты, а мы, связисты, прочитали ее лишь после утверждения. Сейчас мир вступил в такую полосу, когда для подъема экономики нужно смотреть вперед на 10—15 лет, одновременно развивая связь, транспорт, автодороги и многое другое. Лишь в увязке с глобальными тенденциями нужно выстраивать новую концепцию развития связи. И неукоснительно ее исполнять.

— И у вас есть золотое правило?

— В отрасли должны работать системщики: инженеры, которые определяют тренды, строят планы развития на основе мировых тенденций, так как связь давно стала глобальной. Кстати, сами американцы в конце прошлого года констатировали: опыт середины 90-х годов, когда во главе высокотехнологичных предприятий стояли экономисты и юристы, показал свою несостоятельность — сектор хай-тека должны возглавлять технократы. Они сами поняли, что эта искусственная модель, которая рождалась в условиях бурного развития, сегодня перестала работать.

При наличии политической воли все можно поправить.

В чем фишка?

Евгений Голосной, стар­ший ана­ли­тик ИФК «МЕТРОПОЛЬ»: 
Акции «Ростелекома» относятся к числу тех немногих, динамика которых до поcледнего времени лишь в очень незначительной степени определялась фундаментальными показателями. Даже в кризисном 2008 году, когда все рынки рухнули, «Ростелеком» не только не упал, а даже вырос, что говорит о его искусственной поддержке. К тому же акции компании не отличались большой ликвидностью, а это только усугубляло ситуацию с непрозрачностью ценообразования акций компании. Зачастую они росли на слухах и предположениях участников рынка. Лишь после 2011 года, когда наконец-то появился объединенный «Ростелеком», с ликвидностью стало немного лучше. И рыночная цена его акций стала более или менее отражать фундаментальный взгляд рынка на перспективы развития компании. Но лишь более или менее, потому что продолжается существенное влияние на них таких нерыночных факторов, как, например, выдавливание из компании одного из крупных акционеров — Константина Малофеева или нынешнее противостояние руководства Минкомсвязи и топ-менеджмента «Ростелекома».

В то же время утверждать, что «Ростелеком» почти ничего не значит на рынке России, было бы величайшей ошибкой. Он входит в четверку крупнейших операторов связи страны, у него более 30 миллионов абонентов местной связи, самая большая сеть зоновой, междугородной и международной связи в России. Средний объем торгов акциями компании составляет около 30 миллионов долларов в день. Ликвидность — это очень важный показатель, в частности, для зарубежных инвестиционных фондов. Другое дело, что рынок связывает акции «Ростелекома» с очень большими политическими рисками, обусловленными действиями чиновников и прочих заинтересованных лиц в отношении компании.

Делать прогнозы относительно приватизации «Ростелекома» — дело неблагодарное. Могу сказать только одно — пока акции компании не очень привлекательны из-за больших рисков. Однако ситуация может кардинально измениться, если «Ростелеком» все же будет приватизирован.

©Елена Покатаева. Журнал «Итоги»

Похожие новости

6 октября 2015, 11:40
В Красноярске пройдет крупнейшая за Уралом выставка информационных технологий itCOM-2015

С 15 по 17 октября 2015 года Красноярск станет центром демонстрации современных достижений в сфере IT и связи. Именно в эти даты пройдет крупнейшая на территории Сибири и Дальнего Востока XIII специализированная выставка-форум «itCOM – Информационные технологии. Телекоммуникации». Одним из официальных партнеров выставки выступит и ООО «Оптизон».

15 сентября 2015, 13:48
У какого провайдера в Красноярске самый дешевый безлимитный Интернет?

Сейчас почти и не найдешь оператора, который бы не предлагал абонентам пакет услуг. В рекламных листовках нам навязчиво рассказывают, что без кабельного или IP-ТВ и без телефонии жизни нет. Но есть категория абонентов, которым не нужны ни множество телеканалов, ни IP-телефония. Им просто нужен доступ в Интернет. Почту проверить, в социальной сети пообщаться, видео на YouTube посмотреть, в онлайн-игрушку поиграть, фотографии в Одноклассниках посмотреть и т. д. Им не нужны высокие скорости, им не нужны супертехнологии в виде xPON и т. п. Недорогой доступ в Сеть — вот все, что требуется от провайдера.

5 сентября 2015, 11:25
В Минкомсвязи объявили список телеканалов, за которые провайдеры не имеют права взимать оплату с абонентов

Соответствующее разъяснение на встрече представителями медиа-индустрии сделал заместитель министра связи Алексей Волин. В перечень вошли 20 обязательных общедоступных телеканалов, входящих в первый и второй мультиплексы, а также получившие право на осуществление эфирного цифрового наземного вещания с использованием позиций в мультиплексах на всей территории РФ

5 сентября 2015, 11:17
Администрация Лесосибирска сменила провайдера

Благодаря Интернету от ТТК на городском портале Лесосибирска теперь успешно работает «Электронная приемная». Любой гражданин может отправить электронное письмо или запрос в адрес руководства города, не выходя из дома.

31 августа 2015, 20:17
В Норильске абонентам МТС стало доступно 126 каналов в базовом пакете

В обновленный пакет по технологии DVB-C вошли такие каналы, транслируемые в высокой четкости, как Animal Planet HD, Discovery Channel HD, MTV Live HD, Eurosport HD, LifeNews HD, а также каналы Спорт 1, Travel Channel HD, HD Life, TLC HD, Food Network HD и другие.

31 августа 2015, 20:07
Мобильные кардиографы передали 61 000 ЭКГ через сети «МегаФона» в Красноярском крае

Только с начала 2015 года медики уже успели обработать более 21 000 кардиограмм пациентов, и в каждом двадцатом случае врачи диагностировали состояния, угрожающие жизни людей.

30 августа 2015, 13:39
Россиянам предлагают выиграть страшный квест

Телеканал «Настоящее Страшное Телевидение» (НСТ) предлагает создать карту страшных мест России и выиграть приз. Принять участие в необычном конкурсе могут все желающие граждане старше 16 лет.

19 августа 2015, 06:46
Концерт MegafonLive в Красноярске и Новосибирске стал испытанием сети оператора

Всего за время концерта абоненты «МегаФона» проговорили больше 50 часов, а объем передачи данных можно сравнить с 15 000 фотографий, выложенных в социальные сети.

19 августа 2015, 06:39
Деловой центр "Кедр" подключили к сети ТТК-Сибирь

Узел связи, рассчитанный на 24 клиентских Ethernet-порта пропускной способностью до 1 Гбит/сек позволяет поучить арендаторам услуги ШПД, телефонию, а также организовать IP VPN.